«Я — Ангел». День II. Напрасные поиски. «Каково быть человеком?»

Автор: | 04.09.2019

На рассвете меня разбудили двое белых голубей, которые шумно, эмоционально ссорились на подоконнике. Они намеренно громко перекликались и даже клевали друг друга, аж перья летели во все стороны, чтобы испортить мне утро.

Я, конечно, проснулась, а разъяренные птицы разлетелись в разные стороны. Оставили на подоконнике несколько белых перышек. Перышки были легкие, как снег. А вот снега еще не было. Город, в окутан грязно-серым туманом или дымом, еще спал. Елка на засеянной мусором площади не казалась такой праздничной, как вчера. Одинокое, заброшенное всеми искусственное дерево. А настоящий праздник еще и не начинался!

 Не такими представлялись мне раньше новогодние торжества. Мне казалось, что все вокруг должно быть прекрасным, одетым в драгоценные и блестяще наряды белых-белых снегов. Кристально чистый воздух, глубокая синева неба, вышитого серебром звезд, счастливые, доброжелательные люди … Сказка!

И что я вижу в действительности … Эта красноречивая картинка действительности просто разочаровывает. Взяв одно белое перышко в память о моей первой командировке, отошла от окна.

 Скоро придет горничная. Желательно как можно быстрее освободить номер. И чтобы следа моего здесь осталось. Потому что так надо.

 Право на горячий душ и завтрак у меня все же есть, и я им воспользуюсь.

Оказалось, теплая вода может делать чудеса с человеческим телом: я вся будто налилась энергией и жаром. Завтрак закончил начатое. Вперед, к делу! Где искать влюбленных, которые рассорились?

 Утренний город, честно говоря, не вдохновляет. Кажется, уборщики еще спят. Похоже, еще все-все-все спят и не спешат сделать мир лучше. А улица просто кричит, говоря: «Уберите меня».

 Неудобное пальто почти не греет, поэтому я пританцовываю и размышляю. Я должна примирить двух разведенных ссорой влюбленных. Это моя задача. И похоже, что до сих пор я ни на минуту не подошла к выполнению этого обязательства. Эй, влюбленные! Где вы? Где вас искать?

 И искать придется по разным сторонам света, в противоположных районах города. Сегодня эти двое не спешат друг другу навстречу. Потому что  настроение у обоих совершенно не похоже на вчерашнее. Вот только мне от этого еще хуже …

 Включаю внутреннюю навигацию. Фокусируюсь. Кстати, девичъе жилище совсем рядом: дом за две улицы от площади. Вот где и моя героиня — еще в кроватке! По всему видно, что это девочка — мамина дочка: у нее розовые апартаменты домашней принцессы, изящная, но какая-то детская, кровать, даже тапочки … и те с розовыми кисточками. Куча мягких игрушек в углу. Пожалуй, несерьезная девушка? Ну, пусть еще поспит немного …

 Найти парня было труднее. Я совсем задубела на морозе, пока не «увидела» его. Пришлось напрячься и сосредоточиться.

 Сердитая ранняя птица … Так я его назвала. А еще мне не понравилось окружение и антураж. Общежитие на окраине имело дурную славу, но юноша ночевал именно здесь, гостил у «друзей».

 Хорошо, что именно сейчас он спешил выйти из опасного дома. Друзья бы возражали, если бы не спали сном праведников.

 Хорошо, что никто не препятствовал парню, и он незамеченным вышел в морозное утро. Первое, что ему необходимо сделать сейчас же — позвонить маме и сказать ей, что он жив и невредим. Потому что вчера он этого не сделал, и это очень-очень плохо. Во-вторых, если этот несчастный НЕ появится просто утром в школе, то кучу неприятностей ему обеспечено. Не один педагог навострил на него зуб.

Но чувствую, что в школу он не собирается, потому что там же — Она … И он не хотел бы встречаться с ней в школьных коридорах между уроками. Еще и праздник для старшеклассников, на который у них еще вчера были такие грандиозные планы. Хотя именно вчера она ясно дала ему понять, что их отношения для нее — глупость и игрушка. И что между ними легко может стать другой, третий …

 У меня сжалось сердце: почувствовала, как ему больно. У людей это называется сострадание. Я решила, что девочку можно и не охранять, а вот за парнем следует следить, что-то с его эмоциями не так.

 Так и есть … Вот он остановился у торговой палатки, что предлагала сигареты и алкоголь. Незамеченной я пряталась за его спиной. Так и есть, этот юный страдалец решил приобрести лечебных снадобий, бутылку какого-то спиртового пойла сомнительного качества. Ну, не то, чтобы он так решил … Просто я четко прочитала в его голове это нездоровое желание. Оно быстро прошло, и он ушел — даже побежал — от киоска подальше. Я — за ним. Вместе мы влетели в темный двор, сходим — вверх, замерли у дверей …

 Там, за дверью, тихо плакала пожилая женщина — его мама. Он, видимо, также, как и я, почувствовал материнское горе, торопился открыть дверь, дергал ключ и, так и не сумев справиться с замком, дзынькнул в колокольчик. Когда дверь открылась, его аж с ног сбило мощной волной любви и отчаяния. От этого и мне досталось … я даже захлебнулась от неожиданности. Это чувство! Кажется, эти двое умеют любить.

 Дверь за ними закрылась, а я осталась на лестнице. Лучше здесь побуду, неподалеку понаблюдаю за юношей. Может, тем временем что-то стоящее придумаю, как влюбленных примирить.

 Я долго ждала, пристроившись на подоконнике. Так можно было смотреть во двор и держать в поле зрения квартиру моего подопечного. Кстати, там, в квартире, воцарился наконец покой и мир, а юноша нехотя собирался в школу.

 Он так долго собирался, что в школе уже закончилось по крайней мере три урока. Его девушка несмотря на вчерашнюю ссору выглядывала его на каждой перемене и заметно волновалась.

 Вот они какие, эти влюбленные … Ссорятся, затем избегают друг друга, не считают нужным выяснить отношения. А что с их отношениями? Или они хоть настоящие? Стоит ли их воссоединять? Может, эта любовь — ненастоящая или ошибочна. Ведь такое бывает среди людей. Сколько угодно ложных отношений! Эти отношения никого не делают счастливыми, они временные и лживы.

— Откуда ты знаешь? — строго спросила меня коллега в земном виде очень старой, столетней бабушки. Я так размечталась, что не заметила приближения еще одного ангела. — Я имею в виду человеческие отношения …

Моя первая командировка, пожалуй, будет считаться не очень удачной, если меня постоянно отслеживают и контролируют. Уверена, что бабушка здесь специально — чтобы помочь, наставить на путь истинный, не иначе.

— Нет, я здесь имею собственную задачу, не такую легкую, как у тебя, — бабушка села рядом.

— Давно здесь? — скорее из вежливости спросила я.

— Считай, я старожил: почти год среди людей, — в голосе старой было услышано усталость. Теперь понятно, кто больше знает об отношениях Божиих, я или она. — Сложный случай …

Очевидно, сложный случай именно у нее, хотя мне от этого не легче.

— У меня — смертельно больной, — прошептала коллега мне на ухо, — страдает и мучается.

 Мне сделалось жутко: я никогда не думаю о так называемой смерти, никогда.    Люди овеяли ее жуткими представлениями, и эти ужасные картины не могли не отразиться на ангельской психике. Иметь дело с молодыми и здоровыми лучше, чем заботиться о смертельно больных. Здесь бабушке не позавидуешь.

— А у тебя — мелочь, несерьезная задача — примирение влюбленных, — пхыкнула бабушка свысока. — Такое только слабым ученикам поручают.

— Возможно, — дипломатично бросила я в ответ. Желание поддерживать разговор с коллегой пропало. Я иногда обижаюсь на несправедливую критику.

— Не надо сердиться, — бабушка примирительно дернула меня за рукав. — Я тебе одно скажу: в твоих здесь — настоящие чувства. Это любовь! Опыт мне подсказывает …

 Кряхтя, бабушка поползла наверх. Сгорбленная спина красноречиво утверждала, что миссия ее чрезвычайно важна. И тяжелая. Походка старой выражала ее почти столетний возраст. Ангелу, воплощенному в это старческое тело, приходится непросто. А лифт, конечно, не работал.

 Наших много в городе. Это правильно. Мы не позволяем злу разгуляться в полную силу. Хотя мы можем не все, а все-таки от нашего вмешательства в человеческой жизни многое зависит.

 Мой влюбленый за целый день так и не собрался в школу. Зря я подстерегала его, как верный пес. Я успела вздремнуть, посмотреть человеческие сны, почувствовать, как болят от недвижимости мышцы, слушала, как урчит в животе от голода …

Быть человеком трудно. Это единственный урок, который я получила сегодня.